Обсудить на форуме

Мы для аудиотехники?

Мы для аудиотехники?

Помните такую поговорку: «Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?» По отношению к устройствам звуковоспроизведения ее легко перефразировать: «Если техника выпускается, значит, ее кто-то слушает». Много на свете есть техники хорошей и разной, но что такое она без нас с вами? А особенно без индивидуумов, для которых лозунг «Не техника для нас, а мы для техники» - смысл жизни.


Конечно, никто не пытается опровергнуть утверждение о том, что каждый человек уникален и что обобщения – удел статистики, но, порядка ради, мы все же попробуем определить основные течения в этом океане «очень больших любителей звука».

Начнем с людей, которые наименее оторваны от основного назначения звука и почти не прибиты к «железу» (не путать с металлом, как с музыкальным стилем!), то есть с меломанов.

Меломан

Меломаны - почитатели музыки. Для них творческое восприятие музыки - неотъемлемая часть жизни. Среди «любителей звука» это своего рода истово верующие монахи. Они предпочитают слушать музыку интимно, в одиночестве, как правило, отключая при этом дверные и телефонные звонки. Прослушивают музыкальное произведение обязательно целиком, а случайный перерыв действует на них как стресс. Меломаны вживаются в звучание своей аппаратуры, адаптируются к её недостаткам и перестают их замечать, а некоторые из них в состоянии испытать чувство религиозного экстаза даже при использовании «одноразовых шумовок» раннекитайского производства. Всё это происходит благодаря той самой «вовлечённости», которую способны испытывать только меломаны. Они редко меняют аппаратуру, даже когда могут себе это позволить. Известно много случаев, когда меломаны, имея прекрасную аппаратуру класса Hi-End, не расстаются со старинными граммофонами и пластинками.

Меломания, как большинство «маний», связана с деятельностью подкорковых областей мозга и основана на подсознательных процессах. Такой человек, независимо от своей воли, попадает во власть музыкального образа, вызывающего у него наслаждение, а иногда и эйфорию.

Если учесть, что дьявол – падший ангел, то аудиофил – это падший меломан, для него музыка не пустой звук, но только звук, хотя и очень качественный.

Аудиофил

Аудиофилы – продвинутые меломаны, фанатики звука, рабы аудиосистем. Они являются любителями чистого комфортного звучания и модного дизайна компонентов звукового тракта. Очень гордятся своей аппаратурой, знают и ценят её технические параметры. Любят приглашать знакомых и друзей на коллективные прослушивания. Применяют эффектные демонстрационные записи, используют различные трюковые устройства: эквалайзеры, ревербераторы, экспандеры, регуляторы ширины стереобазы. Слушают музыку обычно фрагментами, в любой момент могут оторваться и заняться чем-либо другим. Имеющаяся аппаратура им быстро надоедает, особенно если в звучании они замечают какие-то формальные огрехи - к ним аудиофилы не могут привыкнуть. Нарастающее раздражение заставляет их менять аппаратуру. А если нет возможности заменить её лучшей или более модной, то через некоторое время они перестают её включать. Аудиофилы слушают музыку не потому, что она является для них жизненной потребностью, они воспринимают ее лишь как материал для демонстрации звучания. Все дело в том, что аудиофилы воспринимают музыку корой головного мозга, рассудком: прислушиваются, как звучат «верха» и «низы», как воспроизводятся «колокольчики», «щёточки» и т. п. Об этом, кстати, подробнее говорится в нашем втором материале Hi-End-мании. Но именно благодаря их страсти к дорогой аппаратуре процветает аудиопроизводство и развивается Hi-End.

Немного особняком от двух предыдущих «видов» стоят так называемые филофонисты. На первый взгляд они и к музыке имеют отношение, и в аппаратуре нуждаются, но и то и другое для них действительно пустой звук, примерно такой, как у крышки гроба, в котором они этот самый звук, но уже в глобальном смысле и хоронят.

Филофонистка

Филофонисты - коллекционеры фонограмм. Они скупают все редкие и модные записи, часто не имеющие музыкально-художественной ценности. Например, у грампластинки известного джазового пианиста Арта Тейтума, играющего в нетрезвом виде, никакой художественной ценности не было, но стоила она значительно дороже других его пластинок, и за нею гонялись коллекционеры всего мира. Примерно та же судьба у серии грампластинок Дюка Эллингтона, не разрешенных им к выпуску из-за неудачного исполнения, но выпущенных после его смерти. К аудиоаппаратуре филофонисты непридирчивы, она служит у них в основном для того, чтобы демонстрировать наличие раритетов.

Кто к чему стремится и ради чего старается, лучше всего характеризует отношение того или иного «вида» к живому звуку. По посещаемости концертных залов на первом месте находятся меломаны, за ними следуют аудиофилы - слушать «живой» звук им жизненно необходимо - и на последнем месте филофонисты. Но жизнь прекрасна своим коварством: и истинный меломан может устремиться за престижной аппаратурой, и аудиофил до мозга костей вдруг окажется эмоционально потрясённым музыкой в талантливом исполнении. Спокойнее всего филофонисты, многие из них попросту музыкально глухи.

Если говорить о возрасте всех перечисленных «любителей звука», то меломаном или филофонистом может быть, как подросток, так и седовласый старец. А вот среди аудиофилов больше всего банкиров, состоятельных госслужащих, директоров крупных ресурсодобывающих фирм. Это мужчины в расцвете сил в возрасте от 35 до 55 лет, почти все поголовно руководители в своих областях.

Надеюсь, теперь более или менее понятно кто есть кто. Однако, что может лучше описать то или иное явление, чем примеры из жизни?

Итак, пример первый - меломанский.

Когда проверяют эффективность нового лекарства, половине пациентов дают «пустышки» (таблетки с нейтральным содержимым). Так вот, «пустышки» иногда дают эффект ничуть не меньший, чем тестируемое лекарство. Аналогичные случаи встречаются и среди поклонников Hi-End. Например, направленность кабелей из бескислородной меди, которая не имеет ничего общего с физическим расположением проводов в комнате, а связана с тем, что кабели якобы пропускают сигнал в одну сторону без искажений, а вот в другую - сами понимаете как, или годовая подшивка на журнал «Мурзилка», подложенная под проигрыватель для компакт-дисков - без всего этого, по их мнению, музыка звучит плохо. И иногда меломанам действительно кажется, что техника и впрямь стала лучше звучать, поскольку самовнушение – великая сила. Ведь есть же люди, которые, прилепив на мобильные телефоны наклейки «от радиации», поверили в то, что у них, благодаря этому, перестанет болеть голова, хотя до этого она болела не из-за излучения, а из-за самовнушения по поводу чрезвычайного вреда этого самого излучения.

Пример второй - аудиофильский.

Усилитель с почти идеальными характеристиками, разумеется, звучит хуже, чем усилитель скорректированный, ввиду того, что идеальных акустических систем пока не существует. Однако, аудиофил, забывая элементарное положение, что качественный компонент лишь вскрывает недостатки слабых звеньев системы, т.е. акустических систем, впадает в тоску. Выход из этого состояния каждый аудиофил находит в соответствии со своими «религиозно-техническими» убеждениями. Один приступает к модернизации: ставит усилитель на конуса, те, в свою очередь, на мраморную плиту, снимает крышку, перекладывает внутреннюю разводку. Заметим, кстати, что крышку снимают вовсе не для того, чтобы переложить разводку! Далее замене подлежат кабели, сначала колоночные, потом межкомпонентные, а затем и сетевые. Другой, разочаровавшись в прогрессе электроники, ищет решение проблем в ламповой ностальгии. В самом крайнем случае аудиофил впадает в беспросветную мистику и эзотерику: меняет направление сетевого кабеля, покрывает внутренность CD-плейера «зелеными» и практикует магию вуду.

Пример третий – филофонистский.

Если посмотреть на нашу российскую эстраду, забитую фабрикантами и иже с ними, похожими на Буратин, выстроганных из одного полена, а затем на те записи, которые покупает большинство в музыкальных магазинах, то сразу становиться ясно – этот мир просто кишит латентными филофонистами.

Согласитесь, все вышеописанное, причудливо смешиваясь, присутствует в любом не лишенном слуха, как системы восприятия окружающего мира, человеке. И простой потребитель, и член клана «очень больших любителей звука» сочетает в себе все эти три течения в тех или иных пропорциях. Этот микс позволяет нам быть уникальными, как в личностном плане, так и в плане нашего отношения к технике. Поэтому, нельзя однозначно сказать, какое выражение абсолютно верно - «Мы для аудиотехники» или «Аудиотехника для нас» - оба имеют место и право быть.

Главное в поиске истины прислушиваться к мнению и опыту окружающих, а не только к собственным убеждениям, а то есть риск оказаться в очень неудобной ситуации наподобие той, описанием которой я и закончу данный материал.

Однажды, в бытность мою ведущим специалистом технического надзора компании «Культурный Центр «Красные Холмы» - технического Заказчика строительства Московского международного Дома музыки – я, по роду своих служебных обязанностей, присутствовал при проведении акустических измерений и субъективной акустической экспертизы в Большом филармоническом зале (ныне Светлановском) Дома музыки. На одном из этих мероприятий мне довелось стать свидетелем одного происшествия, которое буквально через два дня приобрело статус анекдота среди людей профессионально занимающихся звуком и акустикой.

Итак, представим себе довольно большую сцену, на которой находятся представители Заказчика, специалисты-акустики НИИСФ, приглашенные специалисты из Англии и Японии, ну и, конечно, представители ГУК ММДМ. У одной милой дамы из последней указанной организации, которая, благодаря своему поведению, у меня всегда ассоциировалась с неким гибридом парового катка и обкуренного камчатского краба, к тому же кем-то куда-то ужаленного, в процессе обсуждения результатов измерений возник вопрос по поводу разницы между единицами измерений (дБ и дБА). Тут же возникла дискуссия на тему нелинейности человеческого слуха и прочих прописных истин акустики, в ходе которой дама категорично заявила: «У меня уши – линейные! Мне доктор сказал!» Окружающие от подобной фразы были в шоке, так как подобное «медицинское заключение» в данном контексте мог дать только специалист по душевным недугам, да и то только для того, чтобы не расстраивать пациента. И все бы оно было ничего, если бы дама не была достаточно известным звукорежиссером.

Материал подготовил Михаил Китаев



Оставить комментарий

Имя
Комментарий




||


Главная страница > HI-FI Профи > Аналитика > Мы для аудиотехники?